Его имя хорошо известно  на Богородской земле. Все его персональные выставки, будь то в Ногинском драмтеатре, в краеведческом музее, в Доме офицеров Стромынского гарнизона или Доме культуры села Мамонтова,  всегда проходили с большим успехом. Его работы – и прежде всего пейзажи и натюрморты – знают и далеко за пределами  Ногинского района: они экспонировались на областных, зональных, всероссийских и международных выставках и разошлись по всему миру. Их можно встретить в музеях и частных коллекциях как нашей страны (вплоть до Третьяковки), так  и в США, Великобритании, Франции, Германии, Бельгии, Италии, Чехии, Словакии, Польши, Болгарии, Кувейта, Китая, Японии…

Признанием таланта и заслуг Сергея Алексеевича Лапшина стало не только несколько запоздалое (лишь с 1982 года) членство в Союзе  художников России. Он является также почётным профессором Института управления, экономики, права и искусства, членом-корреспондентом Академии менеджмента в образовании и культуре, ему постоянно уделяют внимание печатные и электронные СМИ. То есть можно прямо сказать, что как высококлассный художник Сергей Лапшин давно состоялся и жизнь его вполне удалась. Однако мало кто знает, какой труд, какие усилия и испытания стоят за этим  успехом. Я знаком с юбиляром с детских лет, и могу немного приподнять завесу над истоками  и перипетиями его  творческой деятельности.

Родился Сергей в селе Новосергиево 18 сентября 1946 года в обычной и, по современным понятиям, большой (пятеро детей) крестьянской семье, и, как принято в деревенских семьях,  с раннего возраста помогал родителям по хозяйству – и на огороде, и на заготовке сена для коровы, и выполняя множество других – мелких и крупных – дел и поручений. Но этим его помощь семье не ограничивалась: с раннего детства почти каждое лето он устраивался на работу в колхозе, на собственном опыте познавая цену «трудовой копейке». Я хорошо помню, как Сергей пас свиней на кочковатом поле за школой, ловко, на зависть сбежавшимся мальчишкам, орудуя длиннющим кнутом, как купал лошадей в реке, как уходил с ними в ночное… Но у него находилось время и для наших детских игр, и для футбола, и для купаний-загораний, и самое главное – для рисования.

В отличие от нас, оболтусов, маравших бумагу корявыми изображениями героев прочитанных книг и просмотренных фильмов, он относился к рисованию серьёзно и вскоре превзошёл в нём всех друзей-одноклассников. А на новую ступень в изобразительном искусстве Сергей поднялся, когда познакомился с несколькими профессиональными художниками, регулярно наведывавшимися из Ногинска в Новосергиево «на этюды». Они заметили интерес смышлёного «пастушка» к своему творчеству и постепенно приобщили к нему.  Большую помощь в развитии природного таланта Сергея Лапшина и в выборе им жизненного пути оказал и его знаменитый земляк  – полковник в отставке, замечательный краевед П.П. Копышев.

Правда, с получением  среднего образования у Сергея возникли  нежданные проблемы, но вовсе не из-за отсутствия способностей к учёбе. Нелепая шалость сильно испортила его отношения с одной из учительниц, и он вынужден был досрочно покинуть школу и завершать обучение уже в заочно-вечернем формате.

Следующими этапами жизненного пути Сергея Лапшина стали работа художника-оформителя в ДК совхоза им. Горького, армия, факультет живописи Заочного университета искусств им. Крупской, женитьба, принесшая ему двух очаровательных дочек, а также приобретение собственного дома в Новосергиеве с большим участком на месте пришедшей в запустении барской усадьбы, принадлежавшей потом  Боровковской школе. Дом этот он обустраивал своими руками и, несмотря на скромные размеры,  превратил не только в комфортное жильё, но и в  мастерскую, и в своеобразный музей, наполненный интересными  артефактами,  воздвиг над ним светёлку, откуда открывается шикарный вид на обширную пойму Шерны и лесные дали.

1970–1980-е годы были периодом  расцвета творчества С.А. Лапшина. Его картины хорошо расходились, заказы на них регулярно поступали, Сергей объездил с этюдником многие города и веси нашей страны, побывал и за границей, обогащаясь новыми впечатлениями и перенося увиденное и прочувствованное на свои холсты. Но случались и  неприятности, порой серьёзные.  Так, поскольку для принятия в Союз художников требовалось представить на суд его руководства свои лучшие полотна, Сергей отправился с ними в Москву, прикрепив  на крышу легкового автомобиля. Но верёвки, крепившие картины к багажнику, по пути ослабли, и лучшие произведения С.А.  Лапшина разлетелись вдоль всего Горьковского шоссе, а отыскать их потом так и не смогли. Это стало главной причиной сравнительно позднего принятия художника Лапшина в Союз.

Но беда не приходит одна. То ли из-за вызванного потерей картин стресса, то ли просто из-за перенапряжения сил у Сергея  стала отниматься правая рука. Но духом он не упал. Пытался писать картины левой рукой, принимал интенсивные лечебные процедуры и в конце концов преодолел нежданный и коварный  недуг. Однако не заставили себя долго ждать проблемы иного рода, со здоровьем не связанные: наступили «лихие девяностые», и народу нашему стало не до искусства, не картин. К тому же на селе появилось ранее неведомое воровство, «наркомафия», и всякого рода уголовная нечисть начала  «наезжать» на известного художника. Но не на того напали. Проявив твёрдость и используя порой приобретённые в молодости боксёрские навыки, Сергей Лапшин благополучно вышел из этих передряг. Сложнее оказалось вписаться в «рыночные реалии» нового времени и  пережить кардинальные изменения жизни в родных краях, по большей части негативные.

После банкротства совхоза им. Горького народ из села разъехался. Из-за наступившей «нерентабельности» в Новосергиеве  закрыли магазин. Для оставшихся постоянных жителей  (а это были в основном доживавшие свой век  старики)  долгое время центром притяжения являлся клуб, оборудованный в бывшем здании школы. Там Сергей Лапшин подрабатывал истопником,  устраивал выставки своих картин, вместе с женой Надеждой и дачной детворой организовывал  концерты  и спектакли, но и клуб постигла беда. Его крыша под тяжестью обильно выпадавшего зимой  2015 года снега рухнула, а  у властей, конечно, не нашлось средств на её восстановление. «Очаг культуры» в Новосергиеве погас, и красивейшее здание, редкий памятник архитектуры начала ХХ века, бывшей до революции конторой местной фабрики, а потом и главным зданием Боровковской школы 53, стал быстро превращаться в руины…

Крайне тяжело было наблюдать и деградацию прекрасной новосергиевской природы, принявшую в последние годы  просто обвальный характер. Но Сергей Лапшин, в отличие от большинства  его друзей и одноклассников, остался  верен своей малой родине и  Новосергиева не покинул. А уходящий мир нашего  детства он сумел навеки запечатлеть на своих замечательных полотнах. Впрочем, С.А. Лапшину удаются и современные пейзажи, но и их он изображает по-особому, с позиций человека, видевшего и помнившего окружающий мир ещё не искорёженным «цивилизацией», не загубленным близоруким стяжательством. И это, наверное, закономерно:  не зная, не прочувствовав прошлого, не понять, не прочувствовать настоящего. И не раскрыть его  красоту  другим.

…На северо-востоке Подмосковья, там где река Шерна разделяет Московскую и Владимирскую области, у меня с детства был один волнующий и милый сердцу ориентир – колокольня Новосергиевского храма. Её видно за километры, и вид этот всегда прибавлял сил в пути, согревал душу, пробуждал самые добрые воспоминания. С недавних пор таких ориентиров у меня два. Второй – это светёлка над домом Сергея Алексеевича Лапшина. Она высится на краю села как маяк в зелёном море, как негасимый очаг культуры и сопротивления мерзостям жизни, как символ стойкости и неколебимой верности родной земле. Пусть же ещё долго разливается исходящий от этого маяка невидимый, согревающий  душу свет…

 

Николай НИКИТИН

#Мамонтово #Богородскийкрай #СтараяКупавна
#Ногинскийрайон
#Краеведение
#художник
#Богородскийокруг
#жзл
#альтернативнаягазета
#будьвкурсе

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.